Search
12 августа 2020
  • :
  • :

Влюбленный как мальчишка Брюллов: похождения русского пенсионера в Италии

Знаменитый художник Карл Брюллов угодил в эту любовь, как в омут. Из-за него тоже теряли голову: одна девушка даже покончила с собой, когда он ее отверг. Но Юлия Самойлова… О, это была классическая сердцеедка!

Юлия Самойлова — его единственная настоящая любовь — была женщиной-вулканом, женщиной-вамп, сводящей с ума десятки мужчин. Биографы Брюллова говорили о ней — «личный Везувий Брюллова». Как знакомство с разрушенной Везувием Помпеей, так и встреча с Юлией Самойловой произвели на художника одинаково сильное впечатление, стали двумя самыми мощными потрясениями для его чувствительной натуры.

Молодой пенсионер

Успешное окончание Академии искусств, которой Брюллов отдал 12 лет, помогло получить талантливому художнику особое право — отправиться в Италию для дальнейшего совершенствования. Деньги для этого выделило Общество поощрения художников. Это называлось «пенсией», а 22-летний Карл, соответственно, — «пенсионером».
В Италии он провел 13 лет. Эти годы стали расцветом его творчества. Иначе и быть не могло — молодого художника закружил водоворот страстей, из которых он и черпал идеи и вдохновение.

Как из-за Брюллова покончила с собой юная натурщица…

Побывав на раскопках Помпеи, Брюллов задумал написать масштабное полотно, главной темой которого будет роковое извержение Везувия. Ему понадобились натурщицы. И он их нашел. Причем с одной из девушек, позировавших русскому красавцу-художнику, с француженкой Аделаидой Демюлен, Карл вступил в романтическую связь.
Впрочем, художники — такой ветреный народ! Спустя пару месяцев он и думать забыл об Аделаиде. А она долго страдала, умоляла не бросать ее… Карл никак не реагировал на ее нежные письма. И девушка, не в силах перенести разочарование, утопилась в реке.

…А из-за Самойловой застрелился граф

Вокруг графини Юлии Самойловой (тогда она носила девичью фамилию Пален) тоже кипели страсти. Богатая и образованная, красивая той горячей южной красотой, которую ей подарила итальянская кровь (поговаривали, что ее настоящим отцом был итальянский вельможа Юлий Литта, отчим ее матери), она, словно мед, притягивала к себе мужчин.
Жизнь взбалмошной Юлии напоминала яркий фейерверк. В 15 лет, по слухам, она стала любовницей русского императора Александра I и оставалась ею на протяжении нескольких лет. Периодически беременела, и от этой неприятности красавицу избавляли придворные лекари. Избавили, надо сказать, радикально: после очередного вмешательства графиня осталась бесплодной.
Наигравшись с красоткой-фрейлиной, царь решил выдать ее замуж. И выбрал для этого честное дворянское семейство Самойловых. Правда, жених — адъютант императора Николай Самойлов — не горел желанием связывать свою жизнь с Юлией. Но выбирать не приходилось.

Их совместная жизнь, как и следовало ожидать, не заладилась. Скоро они официально развелись. И Юлия пустилась во все тяжкие: терять ей было нечего, ей хотелось насладиться жизнью по максимуму!
Вокруг нее постоянно клубились десятки молодых красавцев. И поговаривали, что ни один из них не получал отказа — Юлиной страсти и нежности хватало на всех.
Так же легко она бросала своих возлюбленных. Один из таких несчастных, граф Сен-При, однажды застрелился, будучи отвергнутым своенравной Юлией.

Портрет графини Юлии Павловны Самойловой, удаляющейся с бала с приёмной дочерью Амацилией Паччини, Карл Брюллов, 1942

Вулкан страстей: муза и художник

Художник и его будущая муза познакомились в 1827 году в Риме. Между ними мгновенно пробежала искра. Они не стали скрывать свои чувства от окружающих. Брюллов и Самойлова вместе путешествовали по городам Италии, не прячась, посещали светские приемы, балы и оперу.
Карл без остановки писал свою прекрасную возлюбленную. Благодаря этому яркому роману мы сегодня имеем возможность любоваться неповторимыми шедеврами Брюллова — он изобразил ее на множестве своих полотен, а на его главном произведении — «Последний день Помпеи» — в образе блистательной Юлии изображены сразу несколько персонажей.
Кроме того, Брюллов увековечил двух итальянских девочек, приемных дочерей Юлии, на полотне «Всадница». А «Портрет графини Ю. П. Самойловой с воспитанницей Джованиной Пачини и арапчонком» получилась настолько живой и яркой, что вызвала восхищение современников.

Портрет графини Юлии Павловны Самойловой, Карл Брюллов, 1930

Женитьба, развод и утешение в объятиях Юлии

Брюллов оставался в Италии, сколько было возможно. Но однажды ему пришлось вернуться в Петербург. Юлия же осталась в Европе, продолжая проводить время весело и безрассудно. При этом она продолжала нежно любить своего «Бришку», как она называла Карла, и влюбленные постоянно переписывались.
Судя по всему, у них были так называемые «свободные отношения», что не мешало их взаимной любви. Брюллов вскоре женился на молоденькой, скромной и нежной Эмилии Тимм, дочери рижского бургомистра. Однако всего через пару месяцев, после громкого скандала, Карл выгнал супругу из дома, босую и раздетую, предварительно вырвав из ее ушей бриллиантовые серьги.
Поговаривали, причиной этой вспышки гнева послужило прозрение Брюллова: он узнал, что Эмилия — вовсе не тот невинный цветочек, за который себя выдавала, что ее совратил собственный отец и что эти греховные отношения продолжались после свадьбы. Карл развелся и впал в депрессию.
Утешать любимого примчалась из Европы Юлия. И вскоре он ожил: снова принялся писать свои гениальные полотна.

Жениться нельзя расстаться

Почему они так и не поженились? Все-таки темпераменты у них были слишком разными. Южная кровь Юлии заставляла ее то и дело творить безумства, она, подобно огненному вихрю, могла в одну минуту перевернуть жизнь Карла с ног на голову. Он же был склонен к меланхолии, его утомляли эмоциональные взрывы Самойловой.
Юлия не смогла долго пробыть с ним в Петербурге — жаловалась на холод и скуку. Он увез ее в Италию — чего не сделаешь ради любимой!
Но здесь ему начинает казаться, что Юлия его больше не любит. Карл много работает, а она… Она, не желая менять своих привычек, заводит знакомства, посещает оперу и балы.
И однажды объявляет Карлу, что она решила выйти замуж. Не за него — за известного тенора Перри, который вознамерился пережить Самойлову и унаследовать все ее богатство. Впрочем, Перри просчитался: Юлия погубила его своей неуемной страстью и горячим темпераментом, так что он скончался намного раньше, всего через год после свадьбы. От чахотки.

Пережила Брюллова на 23 года

А что же художник? Он был сломлен: его муза, его «итальянское солнце», его Юлия его покинула. Больше Карла уже ничего не интересовало, он медленно угасал. И через 7 лет угас окончательно.
Графиня Самойлова пережила своего возлюбленного на 23 года. Безоглядно проматывала свою жизнь, свое здоровье и богатство, трепетно храня портреты «любимого Бришки» — единственное, чем дорожила. Чего больше принесла им обоим эта странная любовь — счастья или горя? Судить не нам.
Потомкам же она подарила наполненные огненной страстью и южной красотой картины Брюллова — те, за которые его называли «русским Рубенсом» и которые стали украшением знаменитых картинных галерей.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *